Следующая новость
Предыдущая новость

Закрыть Интернет в России — комментарии в продолжение темы

Не успела появиться статья на тему – реально ли правительству закрыть Интернет в России – как тут же посыпались комментарии и письма. Тема вызвала такой интерес, что я решил выяснить  точку зрения еще одного специалиста.

Виктор Николаевич Сергеев (имя изменено, причины будут понятны далее), мой давний знакомый, кандидат экономических наук, не блоггер, но заядлый «интернетчик», часто размещает свои посты на этом блоге. В свободное время изучает проблему качества информации в Интернете, даже подумывает над тем, чтобы написать книгу на данную тему. Работает в аппарате областной администрации.

Я: Скажи, что ты думаешь по вопросу закрытия Интернета в России?

Сергеев: Полностью закрыть Интернет в России, то есть отключить на территории Российской Федерации Интернет – это натуральное сумасшествие. Это невозможно, поскольку в нынешней ситуации это означает обрушение экономики и смену власти насильственным путем.

Я: Насильственным путем?! Ты считаешь, что блоггеры поднимут восстание?!

Сергеев: Нет, конечно! (Смеется). Тут дело в другом. В современной России практически все серьезные структуры завязаны на сайты в Интернете. Все банки, все государственные организации имеют сайты, активно развивается система онлайн услуг. Лиши их доступа в Интернет означает: вышвырнуть их с мирового рынка своими руками. Система интернет-торговли развивается не по дням, а по часам. Поэтому если запретить доступ Интернет – это отбросить страну в Средневековье. Но дело не только в этом. Несмотря на то, что на сегодняшний день порядка 80% российских юридических лиц своих сайтов не имеют (или у них такие сайты, что без слез не взглянешь), интернет-бизнес развивается. На сегодня российский виртуальный бизнес, реклама в Интернете – это миллиарды  долларов ежегодно. И свою долю в этом пироге имеют очень серьезные люди – те, кого принято считать элитой. Ни один политик, будучи в здравом уме и твердой памяти, не станет наступать на коммерческие интересы собственной элиты. Поэтому, запретив Интернет, Путин в ответ получит таких врагов в собственном окружении, что не приведи Господи. Вот почему вероятность полного запрета нулевая и нет смысла даже серьезно обсуждать это.

Я: Ты меня успокоил. Но как же тогда быть с заказом правительства, с этим лотом № 13 – вот тут?

Сергеев: На самом деле ограничения Интернета есть во многих странах – в том числе и в тех, которые перечислены в этом техническом задании. И, кстати, в тех же США ограничения достаточно жесткие. Вот тебе пример. Есть такое понятие:  абузоустойчивый хостинг (от английского слова abuse — жалоба). Абузоустойчиость означает, что хостинг-провайдер не прикроет твой сайт по первой же кляузе. Так вот, те же американские хостинги отнюдь далеко не самые абузоустойчивые. В Соединенных Штатах, например, очень серьезно относятся к вопросам педофилии, распространения наркотиков, а уж что касается компьютерных преступлений, ботнетов – такой сайт могут запросто «прихлопнуть». Но вот в этом самом лоте 13 перечислены разные страны – и все свалены  одну кучу! А вот тут-то, как говорится, «собака и порылась»! Это принципиальная ошибка!

Я: Не совсем понял.

Сергеев: Смотри. США, Великобритания, Франция, Германия и Канада – это одно. В этих странах ограничения Интернета касаются таких преступлений, как педофилия, детская порнография, распространение наркотиков, нарушение авторских прав, распространение вредоносных программ, спам, взломы, мошенничество, компьютерные преступления. И законодатели именно на это обращают особое внимание. Что касается критики правительства – да ругай ты его на доброе здоровье!  За то, что ты в США напишешь в своем блоге «Обама дурак» или «копы садисты» тебе никто ничего не сделает. Также в этих странах существует реальное правосудие и независимые суды: для того, чтобы закрыть сайт, нужно решение суда, которое реально опротестовать. Более того, в этих странах исторически принято с уважением относиться к прессе и СМИ. И если в тех же США или в Великобритании в Интернете начнет распространяться диск типа «Ампутинации», в котором будут приводиться конкретные факты преступлений членов правительства – на это будет обращено самое пристальное внимание. Убежден: в результате появления сотой доли подобных фактов, какие появлялись в Рунете относительно «дворцов Путина» и коррупции в его ближайшем окружении, в США, Великобритании, Франции, Германии, и Канаде правительство не просто уйдет в отставку, а это будут громкие уголовные дела. В этом случае тот же Уотергейт покажется невинной детской забавой.

А вот в Китае, Казахстане и Белоруссии ситуация принципиально иная. Там основное внимание обращают на инакомыслие. Там написать «Лукашенко дурак» гораздо опаснее, чем разместить ролик с порнухой. В первом случае это чревато тюремными сроками, а во втором случае – бабушка надвое сказала…

Мое мнение – Путин стремится пойти именно по китайскому пути и начать с помощью новых законов отлов и наказание инакомыслящих.

Я: То есть, если я правильно тебя понял, нам следует готовиться к наказаниям за «мыслепреступления»?

Сергеев: И да, и нет. То, что подобными техзаданиями Путин стремится ограничить свободу слова в Интернете и превратить его в некое подобие «первого канала» лично для меня очевидно, как Божий день. Цель – получить право закрыть любой интернет-ресурс без постановления суда и привлекать людей к уголовной ответственности за «мыслепреступления», а точнее – за критику высших должностных лиц. Но вот то, что у него это получится, лично у меня вызывает серьезные сомнения.

Я: Почему?

Сергеев: Много лет назад мой командир в армии любил повторять: если не можешь проконтролировать выполнение приказа – лучше вообще не приказывай. Контролировать Рунет уже практически нереально. Поэтому, с моей точки зрения, если на основании этого техзадания какой-нибудь закон и родится, это закончится тем, что Путина в очередной раз выставят на посмешище. И эти деньги на составление сей бумаги будут просто выброшены на ветер. Впрочем, это и так понятно – даже на мелочах откаты делают…

Я: Ты о чем?

Сергеев: А вот о чем. Сумма этого контракта — 973 000 рублей. Теперь давай посчитаем. Ни для кого не секрет, что в современной России дипломы и диссертации пишутся за деньги. Так вот, каюсь, грешен, но я тоже этим подрабатываю и частенько пишу нерадивым студентам дипломы и курсовые. Вот тебе расценки:

  • Небольшое эссе – от 2 до 3 тысяч рублей
  • Реферат – от 5 до 7 тысяч рублей
  • Курсовая работа – от 12 до 15 тысяч рублей
  • Дипломная работа – от 20 до 30 тысяч рублей
  • Кандидатская диссертация – от 100 до 150 тысяч рублей
  • Докторская диссертация – от 200 до 300 тысяч рублей

Так вот, уровень этого техзадания – дипломная работа. На кандидатскую диссертацию это тянет с превеликим трудом: о докторской я вообще не говорю. Так что, изначально цена даже на уровне лота завышена в самом лучшем случае примерно в 10 раз. А реально – раз в тридцать. Даже с учетом налогообложения. (Улыбается). Господи, даже в таких мелочах – и то стремятся руки погреть… Правильно написал Михаил Шолохов – даже с говном не расстанутся…

Я: Последний вопрос – а почему ты согласился ответить на мои вопросы на условиях анонимности? Ты чего-то опасаешься?

Сергеев: Я не хочу проблем. Сейчас, работая во властных структурах, за такие мысли, как у меня, за такие разговоры, за подобные выводы вполне реально получить кучу проблем. И это в лучшем случае: в худшем случае можно и работы лишиться. Власть нынче реально напугана и «охота на ведьм» идет полным ходом. Так что, лучше я побуду под вымышленным именем: целее буду.

Последние новости